office@vera-bogu.ru +7 950 189 4420 Россия, г.Оренбург, ул.Мира 32/2

Компания наняла людей с инвалидностью втайне от сотрудников, и вот что вышло

Ниже статья на тему, которая не очень популярна в обществе, но с потрясающим примером.

О людях, которые “не такие, как все” – с ограниченными возможностями в той или иной степени – говорить не принято, потому что мало кто вообще знает, что о них говорить, кроме их диагнозов. А диагнозы эти практически всегда фатальные – “они больные” на всю оставшуюся жизнь.

Но я уверен, что эти люди не только нужны обществу, но и способны приносить огромную пользу этому самому обществу, которое их часто отвергает, считая “дурачками”.

Мало того, я абсолютно убежден, что многие из них могут быть полностью восстановлены посредством любви и силы нашего Господа Иисуса Христа. Но для этого мы должны начать их любить и служить им по-настоящему. Не просто молиться, стоя в стороне, но именно служить! И тогда мы увидим великое множество чудес среди людей, которые сегодня отвергнуты многими.

Мы можем каждую неделю проводить для них какие-то встречи, общение, мастер классы на абсолютно любые темы. Вот пример одной из таких встреч: “Семинар для людей с ограниченными возможностями”.

Дорогие братья и сестры! Если кто-то из вас желает участвовать в этой работе, заявляйте о себе. Бог обильно благословит ваш труд для этих людей.

Пастор церкви “Жизнь в победе”
Игорь Пинчук


Компания наняла людей с инвалидностью втайне от сотрудников, и вот что вышло

Когда я сказала своим сотрудникам, что подрядчики, выполнявшие заказ, — люди с ограниченными возможностями, наступила мхатовская пауза.

— Что ты имеешь в виду? — спросила мой директор по развитию. И мне пришлось рассказать ей всё с самого начала.

У нашей семьи есть близкие друзья, которых мы знаем всю жизнь, — Света и Андрей. У ребят долго не получалось обзавестись ребёнком. Но в 2007 году, почти одновременно, в наших семьях родились дочки: для нас — вторая, для ребят — первая. Были совместные прогулки с младенцами, обмен детскими вещами и общие планы на отдых. Всё изменилось незаметно.

Ребята стали уклоняться от общих встреч, перестали ходить на дни рождения общих друзей. Мотивировали отказы тем, что не с кем оставить дочку, что выглядело неправдоподобно, учитывая наличие бабушки и нянь. Года через два вскрылась горькая правда: Алёнке диагностировали “аутизм”.

Сказать, что мы были в шоке — это не сказать ничего. Во-первых, как все родители, мы моментально спроецировали ситуацию на себя. Во-вторых, полезли изучать матчасть и пришли в ужас от перспектив ребёнка, особенно в России.

Наше общество относится к “не таким” людям в лучшем случае настороженно. В худшем — “мама, уберите ребёнка” и неприкрытая агрессия. При этом никакой поддержки со стороны государства. Всё держится только на родителях.

А что с такими особенными детьми будет, когда родители станут старенькими? Или, не дай бог, умрут? Это притом, что за не совсем обычной внешностью и манерой вести себя у особенных людей часто скрыты такие ресурсы, такой незаурядный интеллект, что куда уж там обычным людям.

В общем, мысли о проектах по социальной адаптации детей, которые «не такие, как все», в моей голове зрели давно. Не о благотворительных фондах, а именно о проектах, которые дают удочку, а не рыбу. И когда в соцсетях мне попался пост с рассказом о проекте по социальной адаптации и трудоустройству “не таких, как все” “Эверленд”, я возрадовалась. Нам как раз нужно было сделать несколько рекламных презентаций.

Я написала в “Эверленд” письмо в мессенджере и скоординировала его с нашим отделом развития. И вот тут настал период колебаний. Говорить или не говорить своим сотрудникам, что общаться с ними будут люди с ограниченными возможностями? Поколебавшись, решила на начальном этапе не шокировать общественность. У меня работают самые обычные люди, которых непохожесть ребят из “Эверленда” могла ввести в ступор или заставить долго и ненужно дискутировать. Попросила только ставить меня в копии всех писем.

Когда работа началась, я была потрясена тем, как быстро приходили ответы на наши вопросы, а также внимательностью, с которой относились к нашим специфическим просьбам. Знаете, как это бывает: “Мне нужна презентация, не знаю какая, но с перламутровыми пуговицами”. И дальше десять этапов согласований и переделок, хамства. А тут всё было иначе — ребята как-то поняли нас с полуслова.

Цена была раза в два ниже рыночной, мы сделали несколько презентаций, они стоили от 7000 до 10 000 рублей. Сотрудники утвердили первый же вариант макета, который прислал “Эверленд”, — всего через пару дней после начала переписки. И так и не поняли, что всю работу для них выполняли люди с инвалидностью. Тут я и раскололась.

Директор по развитию потом призналась, что всегда считала людей с ограниченными возможностями дурачками, что всё, что она о них знала, исчерпывалось голливудскими фильмами. Представляете, как она, да и другие мои сотрудники были шокированы?

И было ещё одно неожиданное следствие моего эксперимента: многие сотрудники в компании стали после этой истории бережнее друг к другу относиться. Близость переживаемой с достоинством беды заставила людей забыть о мелочных склоках.

После этого мы заказали ещё несколько презентаций. Сейчас планируем заказать визитки, буклеты, листовки, инфографику и небольшой копирайт на сайт. И при этом понимаем, что выполняем ещё и социальную миссию — это крутое чувство.

Насколько я знаю, “Эверленд” был основан в августе прошлого года. Они оказывают рекламные услуги, бухгалтерские, юридические, делают сайты и спецпроекты. 90% сотрудников — люди с ограниченными возможностями.

Юлия Шленская
Владелица таможенного брокера КВТ

Оригинал статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.